Как сделать занятия с логопедом успешнее и быстрее?

17.05.2021

Консультация для родителей
неговорящих детей, посещающих индивидуальные логопедические занятия.
Полезна коллегам!

Учитель-логопед:
О.Р. Авербах

Очень часто даже опытные специалисты становятся в тупик — пришел ребенок, 3 года, за стол не садится, пособиями не интересуется, как заинтересовать? Как диагностировать? По каким пособиям?
Правильный ответ — ни по каким.

Если иметь в виду всякое настольно-печатное. Ни одно пособие не даст специалисту такой точной картины, как простое наблюдение и попытки вовлечь ребенка в совместную игровую деятельность.

Поэтому лично в моей практике первая встреча с ребенком младше 5 лет, выглядит как непонятно что вообще. Я разговариваю с мамой, а ребенок сам играет. Лишь после получаса, минимум, я могу осторожно подсесть к нему ближе и предложить какие-то свои игрушки, которые мне могут что-то дополнительно показать.

Только сначала подсуну игрушки, которые почти ничего мне не дадут в плане диагностики, но заинтересуют ребенка. И ещё минут через 20 я, может быть, подсуну какой-нибудь диагностический материал.
Это если норма, ЗРР какая-нибудь. Если за первые полчаса я увидела, что ребенок боится, если увидела, что он совершает стереотипные однообразные действия, если увижу, что диалогической речи нет, разделенного внимания нет, понимания речи нет — я вообще не буду настаивать хоть на какой-то совместной деятельности. Хотя попытаюсь, конечно. Но если ребенок мне совсем не доверяет — смысл?

А увижу я много и так. Отсутствие коммуникации и понимания речи видно с порога. Норму с ЗРР тоже. И за стол сажать для этого вовсе не обязательно. Даже старшие дети в кабинете с удовольствием занимаются на ковре.
Ну, а уж на второй-то встрече — точно за стол?
И это вряд ли.
Напоминаю, речь про маленьких. А если не маленьких, то сложненьких. Пятилетний ребенок с психо-эмоциональной нормой за стол, скорее всего, и в первый раз сядет, и до разговора дело дойдёт, и альбом пролистает, речь не о них. Ну, а если не сел, значит о них.

Последующие после диагностики встречи можно обозначить как сочетание стимулов в паре. Стимул — я, скорее неприятный, чем желанный, должен сочетаться с чем-то изначально желанным для ребенка.

У детей с аутистическими чертами (а именно они не сядут за стол) это будут чаще всего разные сенсорные штуки. Пузыри, шарики, мячики, мелкие предметы. Плюс разные виды приятного сенсорного взаимодействия — и мы будем их искать, нащупывать, щекотать, подкидывать, обнимать, качать, возможно.

Возможно пища.

У нормы это, скорее всего, будет игра. В машинки, куклы, зверей.

Ищем стимулы, на которые впоследствии мы будем «обменивать» наши цели и задачи. Какие-то из них можно решить, и, не вставая с ковра, и не используя пособия в принципе, но не все, и не быстро.

Поэтому стол и пособия фигурировать обязательно будут, но позже. И, самое главное — «втираемся в доверие», делаем желанным — уже себя.

Параллельно на этих первых, казалось, «бестолковых» встречах мы продолжаем наблюдение.

Если я с задумчивым видом произнесла: «Ммм, где же вон тот розовый заяц, только что здесь был…,» — не надо мчаться приносить его мне. Фраза была — ребенку. И в этой фразе половина диагностического альбома. Слышит ли, понимает ли, цвета, лексику и ещё несколько целей может поставить любой специалист. Мама – в шапке –невидимке! Так я часто говорю. Если ребенок к вам обратился, вы ответили. Все. На мои вопросы, если они не обращены лично к вам — не отвечать. Вопрос либо повиснет без ответа, либо на него отреагирует ребенок, и только эти два варианта мне нужны. Они оба — диагностика. Думаю, что большинство специалистов, работающих с подобными детьми, со мной согласятся.

Ну а потом-то — за стол?!

Да, обязательно!!! Практически всегда. Я всецело за игровую логопедию, в игре действительно можно добиться очень многого. Но нужны и пособия, и карточки, и игрушки. Можно, конечно, разложить их на ковре, но и про стол нельзя забывать. И вот почему.

Ковер все же — территория ребенка, игры, его инициативы. Малыш пришел в первый раз — и о столе мы даже не заикаемся. И во второй раз тоже. Идём за ребенком, становясь ему партнёром, вызывая доверие, потом — подыскивая стимулы, те приятные вещи, за которые ребенок нам одолжит пару слов.

Но рано или поздно (в среднем после 3-5 встреч), возникает необходимость брать власть в свои руки. В конце концов, нам нужен результат, и как можно скорее, а не всегда инициатива ребенка ведёт нас именно к нему, а если ведёт, то путем довольно извилистым. И не всегда деятельность ребенка продуктивна. Поэтому я за разделение заданий и свободной деятельности.

Ребенок нам уже доверяет, его любимые занятия уже известны, и эти самые любимые ставятся в пределы видимости, но вне доступа. Сначала задание — потом твое любимое.

На первых порах заданий мало, они крошечные и простые, а игры — много. У меня пока по-прежнему не стоит основной задачей — немедленно научить. Задача главная — вселить уверенность в себе, а неговорящие трехлетки и дети более старшего возраста в себе уже не уверены. Это двухлетка болтает, что хочет, не смущаясь, у старших малышей включается критика.

Эти дети говорить не хотят и боятся. Поэтому задания «на поговорить» — последнее, что я им предложу.

Задача вторая — формирование учебной ситуации, становление границ. Сначала — потом. По очереди. Как договорились. Давай закончим. Позже. Эти все понятия доступные трехлетке, но часто не актуализированные. Вот когда это будет усвоено — тогда и начнется настоящее обучение, и тогда процесс пойдет быстрее.

А сколько до этого момента — вот и считайте. По максимуму если — 5 встреч диагностически-ознакомительных, ещё столько же вялотекуще-обучающих.

Можно ли ускорить процесс? Можно. Если познакомить ребенка с понятием границ до начала занятий с логопедом.

Если в вашей семье — ведущий вы, а не ребенок, процесс работы специалиста с ребенком будет проще, быстрее, а на выходе – результативнее!!!